Интересные факты

Сознание: рожденное или приобретенное?

В одной из статей о нейробиологии младенческого сознания несколько лет назад был поставлен проблема: «Когда ваш ребенок становится сознательным?». Предпосылкой, разумеется же, было то, что ребята не рождаются с сознанием, а вместо этого развивают его в определенный момент. Сообразно статье, это возраст пяти месяцев. Тем не менее тяжело представить, что нет такого чувства — быть новорожденным.

Очевидно, что новорожденные чувствуют свои собственные тела, окружающую среду, наличие родителей и так далее — хотя и в нерефлексивной, ориентированной на сегодняшнее, форме. И если бы было некое ощущение себя будто ребенка, тогда дети не становились бы сознательными. Они были бы с сознанием изначально, осознавали бы свое начин.

Проблема в том, и это немножко пугает, что «сознание» нередко используется в литературе как нечто, подразумевающее что-то большее, чем попросту качество опыта. Дейкстерхуис и Нордгрен, так, настаивали на том, что «очень важно соображать, что внимание — это ключ к различию между бессознательной мыслью и сознательной мыслью. Сознательная дума осмысляется с вниманием». Из этого следует, что если мысли не свойственно внимание, она бессознательна. Однако достаточно ли отсутствия внимания, чтоб утверждать, что мыслительному процессу недостает качественного опыта? Не будет ли подобный процесс, ускользающий из фокуса внимания, все-таки будто-то ощущаться?

Сейчас вы дышите: атмосфера проходит через ваши ноздри, чрез вашу диафрагму и так дальше. Разве вы замечали это мгновением ранее, до того, будто я обратил ваше внимание? Или вы попросту не знали, что всегда это ощущаете? Привлекая ваше внимание к этим ощущениям, сделал ли я их сознательными или попросту заставил вас чуть более качественно соображать, что эти ощущения были сознательными?

Джонатан Скулер установил четкое отличие между сознательными и метасознательными процессами. В то пора как оба их типа влекут за собой качественный эксперимент, метасознательные процессы также влекут за собой то, что он назвал «ре-репрезентацией», повторным представлением, перепредставлением, даже переосмыслением. «Периодическое внимание уделяется явной оценке содержания опыта. Получающееся в результате этого метасознание включает явное перепредставление сознания, в котором некто интерпретирует, описывает или иным образом характеризует состояние своего ума».

Похожие новости  3D-принтер для печати еды появится на каждой кухне в ближайшие годы

Потому когда внимание играет важную роль, выговор идет о перепредставлении; то кушать о сознательном знании опыта, лежащем в основе самоанализа. Субъекты не могут сообщать — даже самим себе — переживания, которые не подвергаются перепредставлению. Тем не менее ничто не мешает сознательному опыту являться без перепредставления. У снов, так, нет перепрезентации, несмотря на тот факт, что они постигаются в сознании. Этот разрыв между сообщаемостью и содержимым сознания привел к появлению этак называемых «безотчетных парадигм» в современной нейробиологии сознания.

Очевидно, гипотеза о том, что сознание ограничено переосмысленным ментальным содержанием в фокусе внимания, ошибочно связывает метасознание с собственным сознанием. Однако это заблуждение чрезвычайно распространено.

Поскольку изучение нейронных коррелятов сознания (NCC) в целом полагается на субъективные сообщения о переживаниях, то, что проходит чрез NCC, может быть просто нейронными коррелятами метасознания. Таким образом, потенциально сознательная мыследеятельность — в смысле активности, коррелирующей с качественным опытом — может уклоняться от признания будто такового.

Исследования показали, что добиваясь прогресса в решении «твердой проблемы сознания», мы, по сути, ее обходим: механизмы метасознания совсем не связаны с проблемой того, будто качественный опыт возникает из физического восприятия.

Возможно, разум никогда не появляется — у детей, младенцев, карапузов или взрослых — потому что оно может вечно быть им присуще. Как разобрались ученые, возникает лишь метасознательная конфигурация существующего ранее сознания. Если это этак, сознание может быть фундаментальным по своей природе — неотъемлемым аспектом каждого психического процесса, а не свойством, созданным или каким-то образом порожденным конкретными физическими конструкциями в мозге. Заявления, основанные на субъективных переживаниях, которые сводят присутствие сознания к физиологии мозга, могут не владеть ничего общего с сознанием, однако многое — с механизмами метасознания.

По материалам Scientific American

Hi-News.ru — Новости высоких технологий.

Добавить комментарий