Интересные факты

Могут ли машины иметь сознание, по мнению нейробиологов? Похоже, что да

Будто бы режиссеру ни хотелось принудить вас в это верить, главным героем фильма «Из машины» 2015 года, снятого Эндрю Гарландом, является не Калеб — молодой программист, которому поручили оценивать машинное разум. Нет, главным героем стала Ава, поразительный гуманоидный ИИ, наивный на облик и загадочный внутри. Как и большинство фильмов подобного рода, «Из машины» оставляет зрителю самому отозваться на вопрос: действительно ли Ава была сознательной? При этом кинофильм умело избегает тернистого вопроса, на какой пытались ответить громкие фильмы на тему ИИ: что такое разум и может ли оно быть у компьютера?

Голливудские продюсеры не единственные пытаются отозваться на этот вопрос. Поскольку машинный интеллект развивается с головокружительной скоростью — не лишь превосходя возможности людей в таких играх, будто DOTA 2 и го, но и делая это без помощи человека — этот проблема снова поднимается в широких и узких кругах.

Пробьется ли разум в машинах?

На этой неделе в престижном журнале Scienceбыл опубликован обозрение, сделанный когнитивными учеными, докторами Станисласом Дехэне, Хокваном Лау и Сидом Куайдером из французского колледжа в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе и Исследовательского университета PSL. В нем ученые заявили: покамест нет, но есть отчетливый путь вперед.

Причина? Разум «абсолютно вычисляемо», говорят авторы, потому что возникает в процессе специфических видов обработки информации, которые становятся возможными благодаря аппаратным средствам мозга.

Дудки никакого волшебного бульона, никакой божественной искры — даже эмпирической компоненты («каково это — иметь разум?») не требуется для внедрения сознания.

Если разум проистекает чисто из расчетов в нашем полуторакилограммовом органе, то оснащение машин аналогичным свойством — лишь проблема перевода биологии в код.

Подобно тому, будто современные мощные методы машинного обучения сильно заимствованы из нейробиологии, мы можем достигнуть и искусственного сознания, изучая структуры в наших собственных мозгах, которые генерируют разум, и реализуя эти идеи будто компьютерные алгоритмы.

От мозга к роботу

Несомненно, район ИИ в высокой степени получила толчок, благодаря изучению нашего собственного мозга, будто его формы, так и функции.

Так, глубокие нейронные сети, архитектурные алгоритмы, которые легли в основу AlphaGo, созданы по примеру многослойных биологических нейронных сетей, организованных в наших мозгах.

Обучение с подкреплением, образ «обучения», в процессе которого ИИ учится на миллионах примерах, уходит корнями в многовековую технику тренировки собак: если пес делает что-то верно, то получает награду; в противном случае ей придется повторять.

В этом смысле перевод архитектуры человеческого сознания на машины будто простым шагом в сторону искусственного сознания. Кушать только одна большая проблема.

«Никто в сфере ИИ не работает над созданием сознательных машин, потому что нам попросту не за что взяться. Мы попросту не знаем, что делать», говорит доктор Стюарт Расселл.

Многослойное разум

Самая трудная часть, которую нужно победить прежде, чем приступить к созданию мыслящих машин, заключается в том, чтоб понять, что такое разум.

Для Дехэне и коллег разум — это многослойный конструкт с двумя «измерениями»: С1, информация, которая хранится в готовом виде в сознании, и С2, способность получать и отслеживать информацию о самом себе. Оба они важны для сознания и не могут быть друг без друга.

Положим, вы управляете автомобилем и загорается маячок, предупреждающий о малом остатке бензина. Восприятие индикатора — это C1, мысленное понятие, с которым мы можем взаимодействовать: мы замечаем его, действуем (заправляемся) и рассказываем об этом позже («Бензин закончился на спуске, повезло — докатился»).

«Первое смысл, которое мы хотим изолировать от сознания, — это понятие глобальной доступности», объясняет Дехэне. Когда вы осознаете слово, весь ваш мозг понимает это, то кушать вы можете пропускать эту информацию чрез различные модальности.

Но С1 — это не попросту «ментальный альбом». Это измерение представляет собой целую архитектуру, которая позволяет мозгу притягивать несколько модальностей информации из наших чувств или, так, из воспоминаний о связанных событиях.

В отличие от подсознательной обработки, которая нередко опирается на определенные «модули», компетентные в решении определенного набора задач, С1 является глобальным рабочим пространством, которое позволяет мозгу интегрировать информацию, принимать решение о действии и вытекать до конца.

Под «сознанием» мы имеем в виду определенное понятие, в определенный момент времени, которое борется за доступ к умственному рабочему пространству и побеждает. Победители распределяются между различными вычислительными схемами мозга и хранятся в центре внимания на протяжении итого процесса принятия решений, определяющих поведение.

Похожие новости  Готовы ли люди платить сотни тысяч долларов за лекарства будущего?

Разум С1 стабильно и глобально — задействуются все связанные схемы мозга, объясняют авторы.

Для сложной машины вроде умного автомобиля С1 — это первоначальный шаг к решению надвигающейся проблемы, подобный как низкий запас топлива. В данном примере индикатор сам по себе является подсознательным сигналом: когда он загорается, все остальные процессы машины остаются непроинформированными, а автомашина — даже будучи оснащенным новейшими средствами визуальной обработки — без колебаний проносится мимо заправочной станции.

С С1 топливный бак уведомит компьютер автомобиля (позволит индикатору пробраться в «сознательный разум» автомобиля), чтоб тот, в свою очередь, активировал GPS для поиска ближайшей станции.

«Мы полагаем, что машина преобразует это в систему, которая будет извлекать информацию из всех доступных ей модулей и мастерить ее доступной для любого другого модуля обработки, которому эта информация может быть полезна», говорит Дехэне. «Это первое эмоция сознания».

Мета-познание

В некотором смысле С1 отражает способность разума извлекать информацию извне. С2 же уходит в интроспективу.

Авторы определяют вторую сеть сознания, С2, будто «мета-познание»: оно рефлексирует, когда вы что-то узнаете или воспринимаете либо попросту делаете ошибку. («Думаю, я должен был заправиться на прошлой станции, однако забыл»). Это измерение отражает связь между сознанием и чувством собственного «я».

С2 — это степень сознания, который позволяет вам ощущать себя более или менее уверенным в принятии решения. С точки зрения вычислительной техники это алгоритм, какой выводит вероятность того, что решение (или вычисление) будет правильным, даже если оно нередко воспринимается как «шестое чувство».

С2 также запускает корни в память и любопытство. Эти алгоритмы самоконтроля позволяют нам знать, что мы знаем и что не знаем, — это «мета-память», которая помогает вам нащупать нужное слово «на кончике языка». Наблюдение за тем, что мы знаем (или не знаем) особливо важно для детей, говорит Дехэне.

«Юным детям абсолютно необходимо следить за тем, что они знают, чтоб учиться и проявлять любопытство», говорит он.

Два этих аспекта сознания работают сообща: С1 вытягивает релевантную информацию в наше рабочее умственное пространство (отбрасывая другие «возможные» идеи или решения), а С2 помогает с долгосрочной рефлексией о том, привело ли сознательное мышление к полезному результату или ответу.

Возвращаясь к примеру с индикатором малого топлива, С1 позволяет автомобилю разрешить проблему моментально — эти алгоритмы глобализируют информацию, и автомашина узнает о проблеме.

Но чтоб решить проблему, автомобилю понадобится каталог «познавательных способностей» — самоосознание того, какие ресурсы легко доступны, так, GPS-карта заправочных станций.

«Автомобиль с самопознанием такого рода — вот что мы называем работой с С2», говорит Дехэне. Поскольку сигнал доступен глобально и отслеживается этак, будто машина смотрит на себя со стороны, автомашина озаботится индикатором малого запаса топлива и поведет себя этак же, как человек — снизит потребление топлива и найдет АЗС.

«Большинство современных систем машинного обучения не имеют никакого самоконтроля», отмечают авторы.

Однако их теория, похоже, идет по верному пути. В тех примерах, где была имплементирована система самонаблюдения — в виде структуры алгоритмов или отдельной сети — ИИ вырабатывали «внутренние модели, которые были мета-познавательные по природе, что позволяло агенту выковать (ограниченное, имплицитное, практическое) понимание самого себя».

К сознательным машинам

Будет ли машина, обладающая моделями С1 и С2, вести себя этак, будто обладает сознанием? Весьма вероятно: умный автомобиль будет «знать», что что-то видит, выражать уверенность в этом, сообщать об этом другим и находить наилучшее решение проблемы. Если его механизмы самонаблюдения сломаются, он также может изведать «галлюцинации» или визуальные иллюзии, свойственные людям.

Благодаря С1, он может использовать имеющуюся у него информацию и использовать ее гибко, а благодаря С2, он будет знать пределы того, что знает, говорит Дехэне. «Думаю, эта машина будет обладать сознанием», а не попросту казаться таковой людям.

Если у вас остается ощущение, что разум — это гораздо больше, чем глобальный мена информацией и самонаблюдение, вы не одиноки.

«Такое чисто функциональное дефиниция сознания может оставить некоторых читателей неудовлетворенными», признают авторы. «Но мы пытаемся предпринять радикальный шаг, возможно, упрощая проблему. Разум — это функциональное свойство, и по мере того, будто мы продолжаем добавлять функции машинам, в определенный момент эти свойства будут характеризовать то, что имеем в виду под сознанием», заключает Дехэне.

Hi-News.ru — Новости высоких технологий.

Добавить комментарий