Интересные факты

Архитектор будущего: откровенный разговор с Илоном Маском

Илон Маск — уникальный изобретатель, какой хочет изменить мир, заселив людьми космос, переворотить сферу скоростного транспорта, изобрести автомобили наново — и, как он надеется, попутно обрести влюбленность. Журнал Rolling Stone посвятил несколько дней общению с кумиром миллионов людей, искушенных в науке и технике, и мы не могли миновать мимо этого объемного рассмотрения жизни создателя SpaceX и Tesla. Дальше —
от первого лица.

В штаб-квартире SpaceX в Хоторне, Калифорния, — полдень пятницы. Рядышком с Маском — трое его детей, одинешенек из тройняшек и двое близнецов. Маск, в серой футболке, сидит в поворотном кресле за своим столом. Стол находится не за закрытой дверью в отдельном кабинете, а в доступной угловой кабине, украшенной сувенирами из космоса, фотографиями его ракет и безделушками от Tesla и других компаний.

Самое главное — это плакат с изображением падающей звезды с подписью: «Если загадать жажда на падающую звезду, ваши мечты могут сбыться. Если лишь это не метеор, мчащийся к Земле, какой уничтожит всю жизнь. Тогда тебе не повезет, что бы ты ни пожелал. Неужели что смерть от метеорита…». Большинство людей воспримет это будто черный юмор, но в данном контексте это и напоминание о грандиозном плане Личина: создать среду обитания для человечества на других планетах и лунах. Если мы не отправим нашу цивилизацию в очередные темные века до того, будто мечта Маска или одного из его последователей осуществится, Личина, вероятнее всего, запомнят будто одну из важнейших фигур этого тысячелетия. Ребята на всех терраформированных планетах Вселенной будут помечать День Маска, землянина, какой в одиночку провозгласил эпоху колонизации космоса.

И это лишь одна из амбиций Личина. Другие включают перевод автомобилей, домохозяйств и промышленности на чистую энергию вместо ископаемого топлива; внедрение новой формы высокоскоростного городского транспорта в вакуумной трубе; разгрузка пробок на дорогах при помощи подземных туннелей; создание нейрокомпьютерного интерфейса, какой улучшит здоровье и мысленные возможности людей; спасение человечества от будущих угроз искусственного интеллекта, какой может озвереть и устроить геноцид, пускай и рациональный, но уничтожающий человечий вид.

На текущий момент 46-летний Маск не добился ни одной из этих целей.

Однако то, что он сделал — таким может похвастать весьма немного людей. Не имея никакого опыта, он прорвался в две области с изумительно высоким порогом вхождения — автопроизводство (Tesla) и ракеты (SpaceX) — и создал лучшие продовольствие в этих отраслях, по всем возможным критериям оценки. В процессе этого он смог уверить мир в своем умении достигать целей столь высоких, что озвученные любым другим они показались бы фантазиями.

По крайней мере большую доля мира.

Его дети заглядывают в телефон, глядя на таблицу с числами, непонятными мне. Потому Гриффин (13 лет) объясняет мне: «Они делают ставку на то, что акции будут упадать, и думают, что заработают на этом. Однако акции растут, поэтому они теряют огромные суммы».

«Эти подонки желают нам смерти», говорит Маск. «Они всегда пытаются раздуть лживые сплетки и слухи. Постоянно пытаются оболгать меня и напасть на мою неприкосновенность. Это ужасно. Это…».

Он задумывается, будто это часто бывает, когда его что-то беспокоит. Я пытаюсь поддержать: «Неэтично?».

«Это…», он качает головой и пытается подогнуть нужное слово, затем мягко произносит: «Болезненно».

Вечно легко связать человека с его деятельностью и таким образом обратить его в карикатуру, которая пять вписывается в комиксоидный взгляд на мир. Наша цивилизация всегда нуждается в злодеях и героях, дураках и гениях, козлах отпущения и образцах для подражания. Однако, несмотря на обратные мнения, Илон Маск не робот, посланный нам из будущего для спасения человечества. Он также не ученый из Кремниевой долины, эмоции которого заменил компьютерный сверхинтеллект. За девять месяцев наблюдения того, будто Маск размышляет над посадкой ракетой на Марс, обсуждает со своими инженерами план очередного прорыва в области искусственного интеллекта, я понял, что он намного, намного отличается от того, будто его рисуют.

Илон Маск на обложке Rolling Stone

New York Times назвал его «возможно, самым успешным и важным предпринимателем в мире». Отчего бы и нет? Он, вероятно, один-единственный человек, который создал четыре миллиардных компании: PayPal, Tesla, SpaceX и Solar City. Однако где-то в глубине души Маск не бизнесмен и не предприниматель. Он инженер, изобретатель и, будто он выразился, «технолог». И будучи естественно одаренным инженером, он может найти неэффективность дизайна, недостатки и огрехи в инструментах, которые влияют на нашу цивилизацию.

«Он способен видать вещи четче любого другого, кого я знаю», говорит его брат Кимбал. Он рассказывает о любви своего брата к шахматам в его ранние годы и добавляет: «В шахматах кушать такая штука: вы можете видать на 12 шагов вперед, если вы гроссмейстер. И в любой конкретной ситуации Илон может видать на 12 шагов вперед».

Илон Маск и Tesla Model 3

Об отношениях

Вскоре ребята уезжают в дом своей матери, бывшей жены Личина Жюстины. «Мне жаль, что Tesla не может быть закрытой компанией», бормочет Маск, когда они уходят. «Мы теряем эффективность, будучи публичной компанией».

Затем… тишь. Маск сидит за своим столом, глядя в собственный телефон, но ничего не набирает и не читает. Затем опускается на пол и откидывается на пенный ролик. Я пытаюсь приступить разговор о запуске Tesla Model 3 на прошлой неделе и о том, каково это стоять на сцене и повествовать миру о 14-летнем плане: раскинуть массовый базар роскошных электромобилей.

Достижение Личина заключается не в том, чтоб просто создать электромобиль за 35 000 долларов, а в том, чтоб создать электромобиль за 35 000 долларов, какой будет настолько хорош, что вынудит других автопроизводителей целиком и целиком отказаться от бензиновых автомобилей. Неудивительно, что чрез два месяца после старта производства Model 3 GM и Jaguar Land Rover объявили, что планируют отказаться от бензиновых автомобилей и целиком перейти на электричество.

Маск задумывается, начинает отвечать, затем опять замолкает. «Позвольте мне отойти в уборную. Повторите собственный вопрос позже. Мне также нужно немножко разгрузиться».

Через пять минут уходит Сэм Теллер, его основной по персоналу.

Еще чрез несколько минут они появляются совместно, шепчась. Затем Маск возвращается к своему столу.

«Можем перетащить на другой день, если пора неподходящее», предлагаю я.

Маск кладет руки на стол и отказывается.

«Мне нужно немножко времени, чтобы втянуться».

Затем он вздыхает и потягивается. «Я попросту расстался со своей девушкой», нерешительно говорит он. «Я был влюблен по-настоящему, и мне было больно. Точнее, скорее она рассталась со мной, чем я с ней».

Это был ответ на поставленный ранее проблема: запуск Model 3 проходил неожиданно, неутешительно, неконтролируемо и ужасно. «У меня была сильная эмоциональная боль в течение последних нескольких недель», размышляет Маск. «Сильная. Потребовалась каждая унция воли, чтоб провести мероприятие по Model 3 и не выглядеть самым грустным парнем в мире. Большую доля того дня я был уныл. Пришлось взбодриться, хлебнуть пару «ред буллов», пообщаться с позитивными людьми, произнести себе: все эти люд от тебя зависят. Неплохо, сделаем это!».

За минуты до мероприятия, впервой жизни помедитировав, чтобы сосредоточиться, Маск выбрал красноречивую песню для выступления на сцене: «R U Mine?» Arctic Monkeys.

Маск еще немножко говорит о разрыве, а затем спрашивает: «Как думаешь, с кем мне повстречаться? Мне очень тяжело вообще видеться с людьми». Он пытается разъяснить помягче: «Я ищу долгосрочные взаимоотношения. Мне не нужна одна ночь. Я ищу серьезного компаньона или родственную душу, что-то в таком роде».

Я говорю ему, что идея нырять в очередные взаимоотношения может быть не самой лучшей. Возможно, ему нужно побыть одному и поразмыслить, почему его предыдущие взаимоотношения не сыграли долгую ставку: он был женат на писательнице Жюстин Маск, на актрисе Талуле Райли и вот-вот расстался с актрисой Эмбер Херд.

Маск пожимает плечами: «Если я не влюблен, если я не с долговременным компаньоном, я не могу быть счастлив».

Я объясняю, что бедствовать в ком-то так сильно, чтоб ничего не хотеть без него, это взаимозависимость будто по учебнику.

Маск не согласен. Совсем. «Неправда», категорически отвечает он. «Я вовек не буду счастлив, если у меня кого-то не будет. Сновидение в одиночестве убивает меня. Я ведь прекрасно знаю, каково это: быть в большом пустом доме, слышать отзвук шагов в коридоре, когда никого дудки — и нет никого на подушке рядышком. Черт. Как можно быть счастливым в подобный ситуации?».

В словах Маска определенно что-то кушать. Это верх одиночества. Однако не для всех. Это верхотура одиночества для тех, кто был одиноким когда-то.

«Когда я был ребенком, я сказал одну вещь», продолжает Маск. По нему видать, как эмоции придавливают его, не дают ему сообщать. «Я никогда не хочу быть один». Его голос переходит в шепот. «Я не хочу быть один».

Он сидит и попросту смотрит в никуда. Маск — титан, визионер, рычаг размером с человека, какой способен сдвинуть массивные исторические неизбежности. Человек, какой появляется несколько раз в столетие. И в этот момент он похож на ребенка, какой боится, что его оставят одного. В то же пора Маск хочет мне кое-что показать.

«Если вы расскажете что-нибудь о том, что сейчас увидите, это будет стоить нам миллиарды долларов. А вас посадят в тюрьму».

О работе

Самая интересная достопримечательность в округе Лос-Анджелеса, привлекающая туристов, не найдется ни в одном из путеводителей: это тихое пункт к югу от Хоторна, рядышком со SpaceX. Если миновать по бульвару Креншоу от бульвара Джека Нортропа к 120-й улице, вы увидите, будто строится город будущего. Это город Личина, альтернативная реальность, триумф футуристического воображения, волнительный больше, чем парк Диснея. В западной части улицы над штаб-квартирой SpaceX возвышается 47-метровая ракета, символизирующая мечту Личина об относительно недорогих межпланетных путешествиях. Эта ракета была первой в истории человечества, которая взлетела в космос, а затем была восстановлена на Земле после отделения и опять запущена в космос. В восточной части улицы был выкопан первоначальный туннель для Boring Company, которая занимается поиском решения пробок в виде создания подземной сети туннелей и является домом для всех его земных транспортных проектов. В полутора километрах от бульвара Джека Нортропа на повороте лежит белая вакуумная труба. Это испытательный трек для Hyperloop, высокоскоростной формы междугородних сообщений. Совместно мечты города Маска обещают соединить планеты Солнечной системы этак, чтобы изменить фундаментальное касательство к двум важнейшим аспектам реальности: расстоянию и времени.

Кушать и отдельное здание в городе Личина, которое редко посещают. Туда-то Маск меня и ведет. Это Tesla Design Studio, где он собирал по крупицам грузовик Tesla и другие прототипы транспорта будущего со своей командой дизайнеров и инженеров.

За дверью охранник берет мой телефон и диктофон, и мне дают старомодную ручку и бумагу, чтоб я мог делать заметки. Затем Маск заводит меня в дом и показывает грузовик Tesla, какой должен будет озеленить сферу грузоперевозок. (А еще Маск раздумывал над созданием сверхзвукового электросамолета с вертикальным взлетом и посадкой, однако это в будущем). Четыре ключевых члена команды Tesla тоже тут — Дуг Филд, Дж. Б. Штраубель, Франц поле Хольцхаузен, Джером Гильен. Они внимательно смотрят, будто Маск впервые исследует новую конфигурацию кабины.

Гильен объясняет идею: «Мы попросту подумали: чего хотят люд? Они хотят надежности, они хотят низкой стоимости и комфорта для водителя. Сейчас грузовик выглядит так».

Это отличный пример идеи, которой вдохновленные Маском визионеры по всему миру поклоняются будто религии: первые принципы мышления. Если вы хотите создать или внедрить инновации, начните с чистого листа. Не принимайте никаких идей, практик или стандартов лишь потому, что все этак делают. Например, если вы хотите сделать грузовик, он должен владеть возможность надежно перемещать груз из одного места в другое, и вы должны держаться существующих законов физики. Все остальное детали, предметы переговоров, включая и правительственные постановления. Покамест вы помните, что мишень состоит не в том, чтоб изобрести велосипед, а в том, чтоб сделать лучший, без разницы, будет он похож на предыдущие или дудки.

В результате такого образа мысли Маск способен рассматривать область гораздо объективнее, чем другие, которые работали в этой сфере всю существование.

«Мне открыто говорили, что это невозможно и что я лжец», говорит Маск о первых днях Tesla. «Но у меня кушать автомобиль, и на нем можно ездить. Это не какой-то гребаный единорог. Он натуральный. Иди, катайся. Разве можно отвергать очевидное?».

Печальный факт человеческой природы состоит в том, что когда люд в чем-то уверены, они, будто правило, ничего не меняют — даже если сталкиваются с подтверждением обратного. «Это крайне ненаучно», говорит Маск. «Есть физика, кушать научный метод, они позволяют весьма эффективно найти правду».

Научный метод — это фраза, которую нередко используют Маск, когда его спрашивают, будто он пришел к идее, решил проблему или решил приступить бизнес. Вот как он определяет его, по его словам:

  1. Поставь проблема
  2. Собери как можно больше сведений о нем
  3. Разработай аксиомы на основании сведений и попытайся установить вероятность истинности каждой из них
  4. Сделай вывод из умозаключения, чтоб определить: корректны ли эти аксиомы, релевантны ли они, подлинно ли приводят к такому выводу, с какой вероятностью?
  5. Попытайся опровергнуть вывод. Поищите опровержений у других.
  6. Если никто не может опровергнуть ваш вывод, вы, вероятно, правы, однако это не точно.

«Это научный метод», заключает Маск. «Он помогает разобраться в сложных вещах».

Однако большинство людей его не используют. Они принимают желаемое за действительное. Они игнорируют контраргументы. Они делают выводы, основанные на том, что делают и не делают другие. В результате получается, что «это истина, потому что я так сказал», однако не потому, что это объективно истина.

«Основополагающее намерение Tesla, по крайней мере моя мотивация», объясняет Маск, «заключается в том, чтоб ускорить использование возобновляемых источников энергии. Это один-единственный способ перехода к устойчивой энергетике».

«Изменение климата — крупнейшая угроза, с которой человечество сталкивается в этом веке, не считая искусственного интеллекта», продолжает он. «Я не устаю сообщать об этом. Не хочу быть Кассандрой, однако все веселятся, пока кому-то не выбьют глаз. Подобный точки зрения на изменение климата придерживаются все, кто хоть немножко не сумасшедший в научном сообществе».

В течение следующих 20 минут Маск осматривает грузовик Tesla. Сперва комментирует технические детали, вплоть до недостатков и преимуществ различных типов сварки. Затем переходит к дизайну, в частности к функции комфорта водителя, которую невозможно указать здесь, не оказавшись за решеткой.

«Вряд ли кто-то купит его из-за этого», говорит он своей команде. «Но если вы собираетесь мастерить продукт, делайте его красивым. Даже если это не повлияет на продажи, я хочу, чтоб он был красивым».

Маск полагает, что наши личности могут быть на 80% созданы природой и на 20% — воспитанием. Каким бы ни было это соотношение, если вы хотите постигнуть будущее, которое создает Маск, нужно постигнуть прошлое, которое создало его, включая и его страхи перед человеческим вымиранием и одиночеством.

О детстве

Первые восемь лет своей жизни Маск жил со своей матерью Майей, диетологом и моделью, и отцом Эрролом, инженером, в Претории, Южная Африка. Он редко видел их обоих.

«У меня не было няньки или чего такого», вспоминает Маск. «У меня была лишь экономка, которая следила за тем, чтоб я ничего не сломал. Она не смотрела за мной. Я мог мастерить взрывчатку, читать книжки, строить ракеты и заниматься тем, что могло убить меня. Я в шоке, что у меня все пальцы на руках. Меня воспитали книги. Книги и родители».

Отдельный из этих книг помогают разъяснить, как строится мир Личина, в частности, серия «Основание» Айзека Азимова. Все эти книги сосредоточены вкруг работы провидца по имени Гэри Селдон, какой изобрел научный метод предсказания будущего, основанный на поведении толпы. Он видит, что человечество ждут 30 000-летние Темные века, и создает план по отправке научных колоний на далекие планеты, которые помогут цивилизации умерить неизбежный кризис.

«Азимов определенно оказал воздействие, потому что он всерьез описывал «Историю упадка и разрушения Римской империи» Гиббона в рамках современной галактической империи», объясняет Маск. «Я извлек из этого подобный урок, что необходимо работать так, чтобы продлить существование цивилизации, минимизировать вероятность наступления темных веков и снизить длительность темных веков, если они настанут».

В то пора Маску было около десяти лет и он переживал собственные темные века. Недавно он сделал шаг, какой мог изменить его существование. Это было неправильное решение, принятое в нужное пора.

За два года до этого его родители развелись, и он с братом и сестрой — Кимбалом и Тоской — остались с мамой. Однако как рассказывает Маск, «мне стало жалко моего отца, потому что у моей матери было трое детей. Он выглядел весьма грустным и одиноким. Я подумал, что могу составить ему компанию».

«Да, мне было жалко отца. Но в то пора я действительно не понимал, что это за человек».

Перебраться к отцу было не лучшей идеей.

По словам Илона, у Эррола был чрезвычайно рослый коэффициент интеллекта — «блестящий инженер, блестящий» — и он был самым молодым человеком, получившим квалификацию профессионального инженера в Южной Африке. Когда Илон приехал существовать к нему в Лонг-Хилл, предместье Йоханнесбурга, Эррол, по его собственным словам, зарабатывал денежки в опасных мирах строительства и добычи изумрудов — порой так много, что не мог безопасно их хранить.

Похожие новости  Facebook представила автономную VR-гарнитуру Oculus Go

«Я неплохо разбираюсь в инженерном деле, потому что унаследовал его от своего отца», говорит Маск. «Что было сложно для других, было попросту для меня. Некоторое пора я думал, что все так очевидно, что об этом должны знать все».

Что, так?

«Например, как работает проводка в доме. И самодействующий выключатель, и переменный ток, и непрерывный ток, какие амперы и вольты, будто смешивать топливо и окислители, чтоб создать взрывчатку. Я думал, что это знают все».

Однако у отца Маска была еще одна сторонка, которая оказалась очень важной. «Он был таким ужасным человеком», делится Маск. «Вы даже не представляете». Его голос дрожит, однако он не вдается в подробности. «У моего отца будет тщательно продуманный злобный план. Он спланирует зло».

Помимо эмоционального насилия, это связано с физическим насилием?

«Мой папа не бил меня. Лишь когда я был очень юн». (Эррол сообщил по почте, что раз «шлепнул по попке» Илона).

«Вы понятия не имеете, как он плохой. Любое правонарушение, которое можно представить, он совершил. Любое возможное худо, о котором можно подумать, он причинил. Гм…».

Маск хочет что-то произнести, но не может подогнуть слова. Во всяком случае, не под запись.

«Это этак ужасно, вы просто не поверите».

По его лицу текут слезы. «Не помню, когда я плакал в заключительный раз». Теллер подтверждает. «Вы вовек не видели, как я плачу».

«Нет», говорит Теллер. «Никогда не видел».

Слезы перестают литься так же быстро, будто начинали. Очень скоро на лице Личина появляется то холодное, безучастное, однако нежное каменное лицо, которым он запомнился для внешнего мира.

Сейчас понятно, что это не лик кого-то без эмоций, а лик того, у кого было немало эмоций, которые нужно было подавлять, чтоб пережить болезненное детство.

Когда отца Личина спросили о совершенных преступлениях, он ответил, что вовек намеренно не вредил и не убивал никого, никого не преследовал… лишь один раз застрелил насмерть троих из пяти-шести вооруженных людей, которые ворвались в его дом, а позже был оправдан, поскольку самооборонялся.

В своем письме Эррол сообщил: «Меня обвиняли в том, что я гей, мизогинист, педофил, предатель, крыса, дерьмо (будет часто), ублюдок (так говорили женщины, которых я отвергал) и многом другом. Моя собственная мама сказала мне, что я «безжалостен» и мне стоит быть более «человечным». Однако я люблю своих детей и сделаю ради них все».

Будучи взрослым, Маск, с таким же оптимизмом, с которым переехал к отцу ребенком, перевез своего отца, жену отца и их детей в Малибу. Купил им дом, машины и лодку. Однако его отец, говорит Илон, не изменился, и Илону пришлось порвать отношения.

«По моему опыту, сделать невозможно больше ничего», говорит он, усвоив, наконец, задание, что его отец вовек не изменится. «Ничего. Ничего. Жалко. Я все перепробовал. Угрозы, вознаграждения, взывал к разуму, эмоциям, пытался сделать все, чтоб изменить своего отца к лучшему, однако не смог, он лишь хуже стал».

Где-то в этой травматической привязанности лежит ключ к мировоззрению Личина — создание вместо разрушения, прок вместо вреда, защита мира от зла.

В школе было не сильно лучше, чем дома. Над Маском издевались, покамест ему не стукнуло 15 лет.

«Очень долгое пора я был самым маленьким и юным ребенком в классе, потому что мой день рождения приходился буквально на заключительный день, до которого принимают в школу, 28 июня. Школьные банды буквально охотились за мной».

Маск отложил книги и начал обучаться отбиваться — каратэ, дзюдо, война. Это физическое воспитание в сочетании с рывком роста дало ему 180 сантиметров роста к 16 годам, вселило в него уверенность и научило подавать сдачи.

Когда он подрался с самым крупным хулиганом в школе и вырубил его одним ударом, Маск заметил, что тот больше вовек не нарывался. «Это дало мне задание: если вас донимает хулиган, вы не можете унять хулигана. Вы бьете хулигана в нос. Хулиганы выбирают цели, которые не могут дать сдачи. Если вы поставите твердую мишень и ударите хулигана в нос, он захочет истребить вас, но на самом деле даже не ударит».

О карьере

Когда ему исполнилось 17, Маск покинул колледж и переехал в родную страну своей матери, Канаду, позже получив паспорта для своей матери, брата и сестры, чтоб те смогли присоединиться к нему. Его папа не поверил. «Он говорил, что я вернусь чрез три месяца, что я вовек этого не сделаю, что я вовек не сделаю ничего для себя. Он называл меня идиотом всегда. Это верхушка айсберга, между прочим».

После того, будто к Маску пришел успех, его папа вписал себя в титры — на Википедии можно найти тот факт, что он весьма помог Илону. «Якобы он дал нам кучу денег для основы, чтобы я с братом запустил первую компанию (Zip2, которая предоставляла путеводители по городам). Это не так», говорит Маск. «Ему было все равно. Он не платил за колледж. Мы с братом платили за колледж за счет стипендии, кредитов и работы на двух работах. Финансирование, которое мы собирали для нашей первой компании, поступило от небольшой группы случайных ангельских инвесторов в Кремниевой долине».

История карьеры Личина украшает его стол. На нем стоят причиндалы практически со всех его компаний, даже чашка от X.com, первоначальный онлайн-банк, созданный им, какой стал PayPal. Продажа Zip2 принесла 22 миллиона долларов лично Маску, которые он затем вложил в начин X.com. Выручив 180 миллионов долларов от продажи PayPal, он стартовал с SpaceX, вложив в нее 100 миллионов долларов, вложил 70 миллионов в Tesla, 10 миллионов в Solar City и оставил немножко себе.

Одно из недоразумений, которое беспокоит Личина больше всего, это эпигонство и уподобление, будь то натуральный Тони Старк или второе пришествие Стива Джобса. Когда при съемке фото его просят надеть черную водолазку, отличительную деталь Джобса, он злится. «Если бы я умирал и носил водолазку, — говорит он, — с последним вздохом я бы снял водолазку и швырнул бы ее будто можно дальше».

Кто же подобный Илон Маск?

«Я пытаюсь мастерить полезные вещи», объясняет он. «Это приятное стремление. И полезное означает, что это здорово для остального общества. Полезны ли они потому, что работают и улучшают существование людей, делая будущее лучше и сегодняшнее тоже? Думаю, нам стоит пробовать сделать будущее лучше».

Когда я прошу его дать дефиниция слову «лучше», Маск уточняет: «Было бы лучше, если бы мы смягчили последствия глобального потепления и сделали атмосфера в городах чище и не выкапывали бы большое число угля, нефти и газа, они все равно закончатся».

«И если бы мы были многопланетным видом, это уменьшило бы вероятность того, что какое-нибудь одно-единственное событие, природное или техногенное, уничтожило бы нашу цивилизацию, будто динозавров. В ископаемой летописи кушать пять событий массового вымирания. Люд этого не понимают. Если вы не таракан или гриб, ну-ка или губка, вам конец». Он смеется. «Это страхование нашей жизни, и будущее будет гораздо более вдохновляющим, если мы будем среди звезд и сможем переехать на другую планету, если захотим».

Такова идеология Личина. И в своей простоте она весьма редка. Подумайте о других именах, которые ассоциируются с инновациями в этом столетии: это люд, которые создали операционные системы, устройства, веб-сайты или социальные сети. В основном их идеология была подобный: как сделать мою компанию центром мира пользователей? Сайты социальных сетей, такие будто Facebook и Twitter, используют линия трюков для активации центров вознаграждения мозга пользователя.

Если бы сотрудники Личина предложили ему сделать что-то подобное, он посмотрел бы на них, будто на идиотов. Такого рода мышление невозможно рассчитать. «Есть что-то непоследовательное в том, чтоб не быть таким, каким тебя хочет видать мир», говорит Маск. «И ухитрятся вытекать одному моральному коду, когда остальная доля мира следует другому. Этак не работает. Если все будут пробовать обмануть друг друга всегда, будет много шума и путаницы. Лучше быть проще и мастерить полезные вещи».

Он обсуждает стройка постоянной базы на Луне и дальнейшее финансирование SpaceX за счет создания пассажирских ракет, способных странствовать в любой город мира менее чем за час, своего рода транспорт «Земля — Земля». Я спросил его, будто нужно работать, чтобы изумлять людей.

О честности

«Я думаю, нужно быть точным в отношении правды. Точным и искренним. Я пытаюсь произнести людям: не нужно декламировать между строк. Я говорю строки!».

Другая полотно: Маск на еженедельной встрече инженеров-разработчиков SpaceX, восемь экспертов сидят за столом в красных креслах с высокими спинками, показывая Маску слайды с последними обновлениями дизайна космического марсианского корабля. Изучив технические детали, он добавляет элемент, выходящий за рамки логики и техники.

«Удостоверьтесь, что он не будет выглядеть уродливо», говорит он. И затем: «Вот этот не весьма эстетично выглядит. Похож на испуганную ящерицу». И еще: «Когда вы приземляетесь на Марс, список того, о чем вам нужно волноваться, должен быть достаточно мал, чтоб вы остались живы».

В целом кушать обратная связь с ответом Личина: во-первых, все надлежит быть полезным, логичным и научно возможным.

Затем он стремится повысить эффективность на каждом уровне: что люд принимают за промышленный стандарт, если кушать куча возможностей для значительных улучшений?

Таким образом, Маск подталкивает последний продукт к эстетической красоте, простоте, крутости, гладкости и, будто выражается он сам, «потрясности».

На протяжении итого этого процесса всплывает еще одинешенек элемент, которым мало кто занимается: персонализация. Обыкновенно это связано с тем, что Маск добавляет пасхалочки и личные ссылки в продовольствие, например, посылает «секретный груз» в космос с первым Dragon, какой оказывается кругом сыра (в честь Монти Пайтона).

Помимо итого этого, самое безумное или восхитительное для сотрудников Личина, в зависимости от должности, это временная шкала, по которой он рассчитывает сроки выполнения работ. Так, однажды, когда я посещал SpaceX, несколько сотрудников бешено сновали из офиса на автостоянку, туда и сюда, чрез дорогу. Оказывается, во пора встречи он спросил их, сколько времени потребуется, чтоб убрать штатные машины и приступить копать первую скважину для туннеля Boring Company. Ответ: две недели.

Маск спросил: отчего, и получив необходимую информацию, заключил: «Давайте начнем ныне и посмотрим, насколько большую дыру мы можем выкопать начиная сегодняшним днем и до воскресного обеда, по 24 часа в сутки». Чрез три часа машины исчезли и в земле была прореха.

С другой стороны, Маск печально известен тем, что устанавливает амбициозные сроки, которые нередко не может соблюсти. Первоначальные сроки выпуска Roadster, Model S и Model X были перенесены, а Model 3 — со списком ожидающих почитай в полмиллиона человек — испытывает серьезные задержки производства. Тому кушать много причин, но, по мнению Личина, «лучше делать что-то хорошее и быть первым, чем мастерить с опозданием». Маск сделает, что задумал, пускай и не в срок. Потому что если он не может этого сделать, он не будет притворяться.

Вот Маск стоит в трехэтажном здании в Сан-Франциско, совершенно недавно обставленном. Раньше оно принадлежало Stripe, компании по обработке кредитных карт, однако теперь принадлежит Маску, какой разместил здесь две свои компании: Neuralink и OpenAI.

Такими могли выглядеть Tesla или SpaceX, когда все лишь начиналось. Небольшая группа людей, с энтузиазмом и ограниченными ресурсами идущих к далекой, однако амбициозной цели. Но, в отличие от Tesla и SpaceX, тут нет ничего и близко похожего на дорожную карту к этим целям, и они не этак понятны.

Об ИИ

OpenAI — это некоммерческая организация, мишень которой состоит в минимизации опасностей искусственного интеллекта, а Neuralink работает над тем, будто внедрить технологии в наши мозги, чтоб создать нейрокомпьютерный интерфейс.

Если будто, что эти идеи противоречивые, подумайте еще один. Neuralink позволит нашим мозгам шагать в ногу с развитием искусственного интеллекта. Машины не могут перехитрить нас, если у нас будет все, что кушать у машин, плюс все, что кушать у нас. По крайней мере если вы предполагаете, что то, что имеется у нас, на самом деле преимущество.

В офисе необычный день: Маск показывает документальный кинофильм об искусственном интеллекте персоналу Neuralink. Он стоит перед ними, покамест те сидят на диванах и стульях, и излагает мрачные шансы своей миссии сделать ИИ безопасным: «Шанс на успех — пять, может, десять процентов», говорит он.

Задача, с которой он столкнулся в OpenAI, двояка. Во-первых, сложно выстроить что-то умнее тебя, потому что это умнее тебя. Добавьте к этому тот факт, что ИИ не испытывает угрызений совести, нравственности, эмоций — и человечество будет в полном дерьме. Это другой шанс хорошего сына исправить безжалостного отца.

Другая проблема в том, что OpenAI — некоммерческая организация, конкурирующая с DeepMind Google, у которой ресурсов побольше. Маск говорит, что он инвестировал в DeepMind с намерением следить за развитием ИИ Google.

«У Facebook, Google и Amazon — и, разумеется, Apple, но она заботится о личных данных — больше данных о вас, чем вы можете припомнить», говорит он. «Существует риск концентрации силы. Потому если общий искусственный интеллект представляет экстремальный степень силы, кто должен его контролировать? Несколько людей в Google, которым по сути все равно?».

«Сладких снов», шутит Маск, когда кинофильм заканчивается. Затем он заводит дискуссию, записывает несколько идей, вычеркивает другие. Вдруг попкорн, который он периодически берет из чаши, попадает ему не в то глотка, и он начинает кашлять.

«Мы говорим об угрозе человечеству, — смеется он, — а я приму кончина от попкорна».

На часах 21:00. В четверг вечерком я жду в фойе дома Личина, чтобы закончить интервью. Чрез несколько минут он спускается по лестнице в футболке с изображением Микки Мауса в космосе. Высокая блондинка следует за ним по лестнице.

Он верен своим словам. Не одинок.

Оказалось, что эта дама — Талула Райли, его вторая супруга. Они встретились в 2008 году, и чрез 10 дней общения Маск сделал ей предложение. В 2010 году они поженились, двумя годами позже развелись, опять женились, снова развелись, опять разошлись, снова сошлись ради развода и… всё.

Маск собирается сделать кое-что редкое для него: хлебнуть. «Я плохо сопротивляюсь алкоголю», говорит он. «Но я обыкновенно путаю краски, когда пью. Я счастлив, когда все размыто».

Он наливает для нас два стакана виски, и мы втроем идем в гостиную, где стоит механический фонограф Эдисона, машина «Энигма» и коротковолновое радио времен Первой всемирный войны.

Во время интервью Райли расслабляется на диване по соседству, не особо обращая внимание на беседа, больше увлечена телефоном.

Расположение Маска отличается от того, какое было в SpaceX; таким его видят лишь те, кто пришел разузнать его получше. Вот он цитирует любимые строки из аниме, вот коротко описывает подробные инструкции, а вот игнорирует вас, уходя в свои мысли. Вот он спрашивает вашего совета по насущной проблеме; вон он закатывается в приступе смеха, угорая над юмористической передачей, а вот он ведет себя этак, будто вы никогда не встречались прежде. При всем это вы учитесь не принимать это на собственный счет, потому что маловероятно, что это вас касается.

Мы начинаем беседа на тему ИИ, потому что несколько недель назад Маск написал в Твиттер: «Борьба за перевес ИИ на национальном уровне, скорее итого, станет причиной Третьей мировой».

Когда я спрашиваю его об этом, Маск раздражен: «У меня дудки всех ответов. Я не говорю, что у меня кушать ответы на все гребаные вопросы. Позвольте мне прояснить. Я пытаюсь выяснить, какие действия я могу предпринять, чтоб получилось хорошее будущее. Если у вас кушать предложение на эту тему, пожалуйста, выскажитесь».

Вскоре становится ясно, что Маск не в настроении сообщать о своей работе. Вместо этого у него кушать совет, который он хотел бы дать миру, исходя из собственного опыта. «Я выяснил, что человек учится на протяжении всей жизни», говорит он, слегка улыбаясь. «И одинешенек из уроков, которые я выучил: не надобно твитить про Золпидем (Ambien). Вот, запишите: твитить про Золпидем неразумно. Вы можете пожалеть об этом».

Маск хватает со столика книгу издательства The Onion и начинает перелистывать страницы, истерически хохоча. «Чтобы постигнуть суть вещей», предполагает он, «думаю, вы сможете найти ее в The Onion и порой на Reddit».

«Смотрел “Рика и Морти”?», — спрашивает Маск. Беседа перетекает к «Южному Парку», «Симпсонам» и «Автостопом по галактике». Одна из строчек этой книги стала первым правилом семьи Масков: «Не паникуй».

«На третьем месте безопасность. Второго правила вообще дудки. Но даже если на втором месте ничего дудки, безопасность не продвигается на второе место».

Звонит Теллер, начальство персонала Маска, который сообщает ему, что покамест мы говорили, Хоторнский городской рекомендация закончил часовую дискуссию и позволил Маску рыть собственный туннель на глубине трех километров под городом.

«Хорошо», говорит Маск. «Теперь мы сможем рыть, выходя за пределы нашей собственности. Копайте аки черти!».

Он смеется, и я начинаю его соображать. В конце концов, он попросту хочет расслабиться и посмеяться в мире, какой он пытается улучшить.

Я ухожу из его дома, однако все еще слышу его хихиканье в дверном проеме. Надеюсь, когда в колонии на Марсе построят первые статуи Личина, они будут улыбаться.

По материалам Rolling Stone

Hi-News.ru — Новости высоких технологий.

Добавить комментарий